Меню
14+

Общественно-политическая газета Вешкаймского района Ульяновской области

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Нам завещана Память и Слава

Автор: Н. КЕТНЕРЕ, 2005 г. Фото Александра АНДРИАНОВА

Александр Михайлович Гришин, уроженец д.Паника,фронтовик, директор и учитель русского языка и литературы русской школы в г.Огре в Латвии является вдохновителем, инициатором и организатором создания памятника бывшей деревне Паника. На страницах одной из своих книг он оставил напутствие и пожелание потомкам. Его волю в день 15-летия открытия памятника 5 августа 2020 года исполнил Владимир Малахов, который подарил Ермоловской школе символ доблести, чести, отваги, движения вперед — скульптуру крестителя Руси Владимира Мономаха. Автор - друг Владимира Малахова Заслуженный художник России Алексей Кузнецов. Владимир Малахов тоже является одним из организаторов установки памятника Паники. С тех пор так и повелось, в начале августа каждого года стали у памятника встречаться бывшие жители Паники. Было так и 3 августа 2019 года. Печально, но нет среди земляков идейного вдохновителя Александра Михайловича Гришина, но остались продолжатели его святого дела. Им завещана Память и Слава. В этом году по понятным причинам (коронавирус) и погода (дожди) не позволили провести встречу широко, масштабно, так. как в прежние годы. Но местные жители и гости — земляки все же не изменили доброй традиции и в год 15 -летия со дня открытия Памятника Панике. Вирусы приходят и проходят, а тяга к малой Родине – вечна! Сегодня мы предлагаем читателям вспомнить, как все начиналось 15 лет тому назад.

РОДНАЯ ДЕРЕВЕНЬКА

Воспоминания об отчем доме, месте, где родился и вырос, сопровождают человека всю его жизнь. Память бережно хранит каждую деталь обстановки, очертания окружающей природы, звуки двора, в окружении деревьев, когда они еще были большими, запахи родного сада... а еще улыбку молодой мамы и натруженные руки отца. Этот мир детства и юности не тускнеет под натиском времени, он живет в душе человека,и очень важно знания о нем передать потомкам...

В начале августа 2005 года сразу несколько районных газет Среднего Поволжья России посвятили целые полосы одному, из ряда вон выходящему, событию. «Как ни странно, именно в Прибалтике, из которой ничего приятного россиянам ожидать не стоит, и появилась идея увековечить судьбу погибшей деревни...», — написала одна из газет. Героем публикаций был житель Латвии Александр Михайлович Гришин, который поставил памятник своей родной деревне Паника. Для реализации этой идеи потребовались несколько лет, огромная работа всей его большой семьи и, конечно, большие материальные затраты. А начиналось все так.

БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ

В ноябре 1979 года директор Яуногрской русской школы в Латвии Александр Михайлович Гришин отмечал 60-летний юбилей и тридцатилетие работы директором в трех школах Огрского района. На торжестве было много учеников, коллег, представителей различных организаций, но для директора самыми желанными были его братья и сестры, приехавшие из разных уголков Советского Союза: из Тольятти — Мария, Екатерина и Владимир, Константин из Днепропетровска, Филипп — из Москвы. Всего же в их семье родилось 16 детей, семеро умерли в раннем возрасте. Великая Отечественная война забрала только одного — Виктора, он погиб в 1944 году...

Той осенью 79-го года в Огре вместе с семьями приехали шестеро из большой семьи Гришиных. После торжеств в школе все собрались в доме у Александра Михайловича, помянули родителей и решили на следующий год снова собраться вместе в родной Панике, привести в порядок могилы родителей, поставить надгробье. Решили — сделали. В августе 1980 года к местному кладбищу среди пшеничного поля на машинах и мотоциклах подъехало многочисленное семейство Гришиных. Представшая перед их взорами картина была удручающей. Здесь царило запустение, уже почти не были видны могильные холмики, только кое-где торчали в беспорядке почерневшие и покосившиеся кресты. Все дружно принялись за работу: и вот над могилами отца и матери была установлена гранитная плита с их именами, рядом фонарь с венком внутри, в центре надгробия посадили красные салвии...

А потом вспоминали и говорили о родителях, о родной деревне, уже давно исчезнувшей с карты России. Последние жители покинули Панику после опустошительного пожара в 1965 году. Александр Михайлович слушал братьев, восхищался их острой и емкой памятью на события и даты. Жалел о том, что так мало знает об истории родной Паники, насчитывающей почти 300 лет. И еще он думал о родительской магической силе, связывающей всех детей воедино. Именно в этот момент Александр Михайлович уже знал, чем он первым делом займется, вернувшись в Латвию.

БУДНИ ПЕНСИОНЕРА

1 сентября 1980 года Александр Михайлович Гришин впервые за долгие годы не встречал своих учеников на пороге школы. Для него наступили обыкновенные будни пенсионера: позади школьные хлопоты, волнения и, казалось бы, можно теперь спокойно заниматься садом и домом. Но, взяв на вооружение крылатую фразу «ни дня без строчки», Александр Михайлович снова был прикован к письменному столу. Началась кропотливая работа над мемуарами. Он писал о войне, которую прошел до самого Берлина, служа в артиллерии. Потом писал о годах после войны,о работе директором в трех школах района. Пришел черед книги о семье и родной деревеньке Панике. Однако информации было ничтожно мало. Гришин послал запросы в архивы и ЗАГСы Ульяновской области. Желание самому «порыться в хронологической пыли бытописания» родных мест заставили отложить ежедневные заботы по дому и отправиться в Ульяновск. Сотрудники областной библиотеки выслушали гостя из Латвии, доброжелательно отнеслись к его просьбе. За два дня работы они принесли гору ценных краеведческих книг. Но добыча оказалась мизерной. В книгах по истории Среднего Поволжья Паника даже не упоминается, больше данных дала статистика по Симбирской обла-сти. Работа над книгой шла не один год и была закончена только в 2001 году. В нее вошли воспоминания Гришина о детстве и родителях, статистические таблицы о численности жителей, подробный план Паники, с точным расположением дворов, поименный список жителей с 1930 по 1940 годы, генеалогические древа нескольких родов. Книга была издана на личные средства Александра Михайловича тиражом около 30 экземпляров, чтобы подарить всем членам семьи и близким друзьям. Это был своеобразный и первый Памятник Панике, но Гришин уже задумал второй.

ПАМЯТЬ НА ВЕКА

Почти каждый год, навещая родственников в Инзе (это в 60 км от Паники), Гришин посещал родные места, приводил в порядок родительские могилы и сокрушался, что на фоне всеобщего запустения и разрухи они выглядят как-то торжественно. Он понимал, что рано или поздно распашут кладбище, и тогда больше ничего не будет напоминать о родной деревеньке. И вот на семейном совете решили, что всем вместе им по силам поставить большой Памятник. И это ничего, что они теперь живут в разных государствах — Украина, Латвия, Россия, все осуществимо, тем более что в семье есть два специалиста. Константин из Днепропетровска, как начальник конструкторского бюро большого цеха машиностроительного завода, взялся за разработку проекта. Задача внука сестры Екатерины Владимира из Тольятти состояла в изготовлении металлических деталей, сварке и доставке креста.

Почти три года по телефону и в письмах шли согласования между «авторами и исполнителями» проекта.

На открытие Памятника 6 августа 2005 года приехали многие главы администраций, был выделен транспорт для местных жителей, желающих участвовать в мероприятии. У подножия паникских меловых гор снова стало многолюдно. Памятник был установлен там, где когда-то пересекались две улицы деревеньки. Он состоит из нескольких частей: сначала бетонный фундамент, на котором высечено название «Паника»; потом идет щит, на котором увековечены имена павших в Великой Отечественной войне — их было тридцать из 400 жителей Паники того времени; следующий щит побольше — в его центре план Паники, номера дворов и фамилии семейств, и венчает все это надпись — «У подножия этих гор 300 лет жила деревня Паника»; далее — основание креста с колоколом и сам крест.

Площадку вокруг Памятника благоустроили — выложили плиткой, а вокруг посадили сосенки.

В тот праздничный день рядом с Памятником открыли стенд с пожелтевшими от времени фотографиями, многие со слезами на глазах узнавали родственников и друзей. А потом был незабываемый концерт местной самодеятельности. Две «девочки», как их назвал Александр Михайлович, которым далеко за семьдесят, Нина и Шура Малаховы подготовили представление «Как отдыхала и веселилась Паника». Перед их задором и веселыми частушками никто не мог устоять — ноги так и просились в пляс...

ДУХОВНОЕ НАПУТСТВИЕ

«Обескровленная материально и духовно, состарившаяся и обезлюдевшая российская деревня, полусгнившая, покосившаяся, заросшая лопухами, крапивой ждет от своих сыновей обновления. Паника — мир моего детства — исчезнувшая с лица земли более сорока лет назад, была и остается самым родным, светлым и теплым пятном в моей памяти. Симбирские краеведы считают, что название Паника происходит от глагола поникать — т.е. исчезать, уходить и возникать вновь, как это случилось с нашей Паничкой. Оправдывая свое имя, Паника исчезла. Но просторы тучных черноземов, невысокие горы, то лысые, то скрытые лесами, говорливый ручеек, питаемый холодными и чистейшими водами многочисленных родников, как кусочек «райской землицы», не может быть заброшенным. Кто-то из наших будущих потомков непременно вернется и построит здесь Новую Панику» — таково духовное напутствие к потомкам Александра Гришина.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

74