Меню
14+

Общественно-политическая газета Вешкаймского района Ульяновской области

10.03.2020 14:01 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Да разве об этом расскажешь...»

Автор: Татьяна КРАСНОВА, село Вешкайма. Фото из архива семей.

Страна готовится к Великому празднику. 75 лет отделяют от нас лихолетье Великой Отечественной войны. Всё меньше остаётся свидетелей и участников всенародного подвига. Вешкаймские дети войны так вспоминают то трудное время.

Погодина (Солдатова) Вера Петровна, 1931 года рождения: «Мне было 10 лет, когда началась война. Сначала у отца была бронь, он технологом на заводе работал. А через год и его забрали на фронт. Мама осталась с четверыми, сынишка последний был грудным. Школу я бросила, надо было работать, помогать матери. Великий труд положили наши матери, спасали детей от голода. За мешок лебеды однажды мама отдала очень нужную вещь. А мы бегали в поле, собирали гнилую картошку. Картошку эту сушили, толкли, добавляли в лебеду, пекли лепёшки, это и был наш хлеб. Зимой я ездила на спиртзавод за бардой. Бадейку мама к санкам приспособила, выезжала я рано утром, торопилась затариться. Корову держали, была она нашей кормилицей. Летом за травой ходили, сено на зиму запасали. Старались помочь матери в хозяйских делах.

Страшное горе пришло в нашу семью. Под Сталинградом погиб старший брат Павел, 1924 года рождения. Все его друзья – одногодки погибли, только один их сверстник, 1924 года рождения, пришёл с войны домой. Такие молодые ребята полегли. Сколько слёз матери их выплакали. Потом первенца своего я в честь погибшего брата Павлом назвала. Недавно наш родственник разыскал в Волгоградской области могилу Павла Солдатова. Далеко эта могилка, давно брат погиб, а боль утраты навсегда осталась с родными. Помню его молодым, здоровым, хорошим. Разве можно забыть родную кровь?

Отца нашего комиссовали по причине серьёзного ранения. И в Ульяновском госпитале он потом лечился, но рана так всю оставшуюся жизнь его и беспокоила. Работал в совхозе.

В войну жили в Вешкайме эвакуированные семьи евреев, поляков. Много их было. В 1938 году случился в селе страшный пожар, больше 150 дворов сгорело. Кое-как отстроились, а тут – война. Беженцев приняли, разместили, помогли. Их-то земля под немцем была, от оккупации они уехали, от смерти. Некоторые семьи у нас завели, остались. Большинство вернулись на родину. Все трудно выживали.

Тяжело было, узнали мы и голод, и холод, и потерю близких. Но справились, выдержали, надеждой жили, много работали. Так и стала я рабочей. В совхозе, на кирпичном заводе, на пивзаводе работала. Ветеран труда, 40 лет стажа. Четверо внуков у меня, семеро правнуков – радость моя. Довольна ими: работают, хорошо учатся, приезжают ко мне, помогают. Хорошая сейчас жизнь, всё есть. Лишь бы не было войны».

Куролесова (Погодина) Александра Дмитриевна, 1932 года рождения: «Много бед и трудностей принесла война моим родным. Погиб муж старшей сестры Екатерины – Михаил Комаров. Пропал без вести муж сестры Анны – Николай Звягин. Сестра Маруся работала в войну на почте, была в Маклаушах, рыла окопы. Брат Николай был на действительной службе в Армении, когда началась война, участвовал в боях на Северном Кавказе. 17-летним мальчишкой ушёл на фронт брат Иван, служил в лётной части. Молитвами матери Господь сохранил жизнь её сыновьям.

В войну началась трудовая жизнь брата Федора, в 14 лет он пошёл работать в кузницу. Мне не было и 9 лет на начало войны, училась в школе до 5-го класса, бросила учёбу, пошла работать. И на огороде, и в поле работала. Голодно было, ели лебёдный хлеб, семена свеклы, делали затируху, листву в еду клали, выручала картошка. Пареная тыква и морковь – других сладостей не видели. Младшая сестрёнка Вера всегда плакала, не могла есть хлеб из лебеды.

Наш отец, 1887 года рождения, работал в сельхозтехнике, реденько им выдавали муку – тогда кусочек и вкусного хлеба поешь. Траву для коровы возили на большой тележке, втроём впрягались. Потом нас 9 девочек – подростков собрали в бригаду. Поля заброшены, техника старая, после вспашки земля глыбами, кочками, мы эти кочки вилами разбивали. Одежка плохая, обувки не было, в лес босиком ходили. Много грибов и ягод было в ту пору в лесу. Однажды сестра Маруся с подругами по ведру земляники набрали, радостные домой пришли. А в доме у подруги – плач, слёзы: пришла похоронка – брат погиб. Вот так и жили, вестей с фронта ждали. Считай, каждая семья в Вешкайме родных с войны не дождалась. Больно вспоминать. И диву даёшься, какие трудности, горе, лишения может вынести человек.

Великая была радость, когда узнали, что война закончилась. Люди и веселились, и плакали. Через станцию Вешкайма проходили воинские эшелоны, фронтовики кричали: «Мы победили!»

Восемь детей вырастили наши родители Дмитрий Николаевич и Анастасия Ивановна Погодины. Научили трудиться, заботиться о семье. На пенсию мы все вышли ветеранами труда. Из-за войны остались без образования, но наши дети и внуки постарались, есть у нас военные, медработники, педагоги, ветврачи, инженеры, экономисты, художник, архитектор, юрист. Слава Богу, достойно род наш продолжается. Лишь бы не было войны».

P.S.: В далекие 70-е в польском городе Познань (в боях за цитадель этого города был ранен мой дядя – Погодин Владимир Александрович) я посетила советское кладбище. Могилы, могилы, а между ними – плакучие берёзы. Словно руки матерей, ветви берёз обнимали – укрывали солдатские памятники. Дерево Родины бережёт покой павших. Так ли это сейчас?

Господу молимся: «Вечная память жизнь отдавшим за други своя».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

49