Меню
14+

Общественно-политическая газета Вешкаймского района Ульяновской области

19.11.2019 16:25 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Опознали по фотографии

Автор: Людмила САЛИНА Фото из архива.

Николай Васильевич Шибанов, хорошо известный в Вешкаймском районе юрист, приехал в Вешкайму в 1965 году. Здесь прошли его зрелые годы, здесь он добился профессиональных успехов, здесь он «взлетел» по карьерной лестнице, здесь он обрел и покой. 30 лет Николай Васильевич в стенах районного народного суда руководил юридической консультацией с погонами подполковника. Но мечтал быть судьей.

«Я хотел бы стать, наверное, судьей. Это венец юридической карьеры в нормальном, правильно устроенном обществе, где есть суд как власть. Вот в таком суде,наверное, мне было бы интересно тоже себя попробовать»,- говорил он на встречах, в интервью,в беседах.Скорее всего, мечта бы его осуществилась, если бы… не война.

ЗАМЕТКА

Готовясь к 60-летию Победного Мая, редактор районной газеты Владимир Кузьмин с разрешения военного комиссара Майнского района просматривал документы военных лет. В толстой, прошитой суровыми нитками папке с надписью «1945 год спрессованы были сотни похоронок, извещений о пропаже без вести. Они были лаконичны, трафаретны, убористы. До предела похожие тексты, различающиеся лишь именами и фамилиями,да географическими точками, где нашел последний приют тот или иной наш земляк. И вдруг среди сотен однотипных бумажек – фотография. Молодой, безусый парень в гимнастерке с курсантскими погонами. Пилотка со звездой прикрывала коротко постриженную голову. Грустный взгляд серых глаз,опущенные вниз уголки рта делали его старше своих лет.На обратной стороне полудетским почерком выведено: «На память о сыне! Дорогой папанька, не забудь про меня. 20.07.1943 г.» И подпись Н. Шиба...Следом шла похоронка, в которой сообщалось, что рядовой Шибанов Василий Матвеевич 27 февраля 1945 г. умер от ран и похоронен в деревне Бети Либавского уезда Латвии. Маленькая фотография 4х5. Какой-то неравнодушный человек посочувствовал чужому горю и, зная, что в деревенских домах фотокарточка -редкая вещь, вложил в конверт с похоронкой и этот снимок.

Газета «Ленинец» Майнского района Ульяновской области 4 мая 2000 года опубликовала это снимок с обращением ко всем,кто мог бы хоть что-то рассказать о том, кто изображен на фото. Но никаких известий не дождались. Что ж, и такое бывает: война.

ЗВОНОК

И вдруг через шесть лет в редакцию газеты звонит замечательный внештатный сотрудник из Игнатовки Вадим Павлович Родионов. «Вот посмотрел старую вырезку, — говорит в трубку Родионов, — и подумал: это ведь,наверное, Коля Шибанов из Городецкого. Отец его, Василий Матвеевич действительно погиб,а Коля и его брат Александр вернулись домой». Проверили. После этой встречи пришло письмо из Вешкаймы от Николая.

ПИСЬМО ШИБАНОВА

Дальше цитирую письмо Ни- колая Шибанова: «Я уроженец с.Городецкое. В феврале 1943 года меня, ученика Игнатовской школы, повесткой вызвали в военкомат, а через день или два команда в 110 человек была направлена в военное училище. Мне предстояло стать командиром взвода станковых пулеметов «Максим». Из Майны поездом до Ульяновска, дальше пешком вдоль берега Волги до Сенгилея. Здесь и началась наша курсантская жизнь, и только весной перевели нас в Сызрань. Сюда было эвакуировано наше 2-ое Орджоникидзевское военно-пехотное училище. Кто захочет сегодня вспоминать, сколько вшей было у курсантов, пока не обмундировали, как мы обносились и ходили на деревянных колодках. Училище мне закончить не удалось (а снимок в газете был сделан в это время и отправлен отцу на фронт).

Из г. Сызрань нас привезли в город Щелково Московской области в 13-ю гвардейскую воздушно-десантную бригаду, которая потом была переформирована в 300 воздушно-десантный полк 37 гвардейского корпуса. Именно в этом полку проходил службу Иван Петрович Мытарев, которому в числе двенадцати других моих однополчан было присвоено звание Героя Советского Союза. С ним потом работали в Майне, а летом 89-го ездили в Щелково на встречу с однополчанами. Сейчас я живу в Вешкайме, и нас здесь, бывших курсантов, а потом солдат 300 полка, пять человек. Это однополчан, а курсантов больше. 26 марта 1991 г.»

БИОГРАФИИ СТРОКИ

На Карельском фронте Николай Шибанов получил ранение. Войну закончил в Германии, форсировал Одер. В марте 46-го вернулся домой. Создавался Игнатовский район, кадры (мужчины особенно) были на вес золота. Два года работал в райсобесе, но решил связать свою жизнь с милицией. Закончил заочно Куйбышевский юридический институт. Начал секретарем райотделения в Игнатовке, а потом – череда переводов из одного района в другой. Сначала был старшим следователем в Майнском РОВД,потом начальником милиции в Карсуне, затем с 1965 года возглавлял Вешкаймскую милицию.

Окончил службу в 1973 г. в чине подполковника. Среди наград ордена Красной Звезды, Отечественной войны II степени (это за форсирование Свири, так что улица Героев Свири и в честь Николая Шибанова названа), полтора десятка медалей. А еще Николай Васильевич Шибанов после завершения службы в милиции 30 лет (большую часть трудовой жизни) отдал адвокатуре, работая в Вешкаймском народном суде. Все эти годы, руководя юридической консультацией, являлся адвокатом Ульяновской областной коллегии

«Если юрист не любит людей, — размышлял в одном из интервью Николай Васильевич, – пусть немедленно сменит профессию. Что касается юридической консультации, адвокатского поприща – работа чрезвычайно тяжелая с моральной точки зрения. Поэтому здесь надо очень любить людей и быть настроенным на помощь только ради того, чтобы увидеть благодарные глаза. Если я был убежден, что подзащитный невиновен, мне себя-то убеждать уже не надо, я буду это убеждение нести всеми своими силами и возможностями. Но так бывает не всегда. Не всегда все сводится только к вопросу виновности и невиновности.

Справедливость – это более широкое понятие, чем виновность и невиновность. Суд ведь это не просто учреждение с таким названием и атрибутами – молоток, кресло, «Встать, суд идет», «Ваша честь». Суд, если адресоваться к вдохновителю и отцу судебной реформы, Александру Второму,то в его манифесте было сказано: «Правда и милость да здравствуют в судах!» Вот что такое суд. И уже конкретное требование было, чтобы был суд скорый,правый, справедливый. И милостивый опять же, милосердный. Вот это суд Я хотел бы стать, наверное, судьей. Это венец юридической карьеры в нормальном, правильно устроенном обществе. В суде,наверное, мне было бы интересно тоже себя попробовать».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

37